Добавлена ещё одна проповедь, которая была на воскресной службе уфимской церкви Христа. Вы можете  скачать конспект в формате PDF.

Псалом 72

Мотивы этого псалма перекликаются с таковыми Псалма 48; схожи размышления их автора – Асафа. Оба они могут быть отнесены к так называемым «псалмам мудрости».

В Пс. 72 Асаф признает, что сомнения едва не одолели его, потому что долгое время он сравнивал жизнь безбожников со своей собственной, и сравнение это было не в его пользу. (знакомо…). Сомнения не отступали, доколе во святилище Божием ему не открылась ошибочность его рассуждений и выводов, ибо там он внезапно «уразумел», что воистину незавидна участь нечестивцев (см. ст. 17–18).

Две части Псалма

1. Недоумение от процветания нечестивых, а) их процветание (1-5), б) их гордость (6-9), в) их самонадеянность (10-14).

2. Провозглашение Божьей справедливости, Он начинает смотреть на жизнь с точки зрения бытия под контролем Бога и делает выводы, что ошибаются не праведные, а нечестивые.

Псалом 72 (один из любимых). Но одна строчка из этого псалма открылась для меня по-новому:

23 Но я всегда с Тобою: Ты держишь меня за правую руку; (RST Псалтирь 72:23)

Чем так стала особенна для меня эта строчка?

Автор с самого начала делится искушениями — завидовать людям этого мира. Для этого человека (как и для нас) стало реальным искушением думать, что люди и без Бога могут иметь хорошую, успешную, счастливую жизнь. «Искушение миром», одно из тех искушений, которое предлагал Сатана Иисусу.

Этот псалом показывает результат того, как при жалости к себе, можно утратить веру в Бога

Асафа мучило то, что не боящиеся Бога как будто и страданий не знают до самой смерти, и ударам… не подвергаются наравне с прочими людьми (ст. 4–5); на работе человеческой нет их в ст. 5 следует понимать в значении «нет на них тягот человеческих, не знают они трудностей». В ст. 6 – образ гордости и дерзости, которые как бы стали «второй натурой» людей, не знающих Бога («безумных»; ст. 3). Бродят помыслы в сердце (ст. 7) означает, что те, о которых говорит автор, пребывают во власти своих нечистых помыслов и не заботятся о несовместимости их с волей Божией.

Нечестивцы – циничны и высокомерны. Они повсюду (по всей земле) распространяют клевету, радуясь злым последствиям ее (ст. 8–9). При этом они решаются дерзко мыслить и говорить о Самом Господе (поднимают к небесам уста свои; возможно, имеется в виду «критическое» восприятие «безумными» заповедей Божиих).

И кажется что это правда — люди без Бога могут иметь жизнь без боли, испытаний, борьбы. Все хорошо. Все стабильно. Все замечательно.

Складывается впечатление, что только у нас борьба, только во Христе может быть давление, испытания.

Как правило такие искушения приходят тогда, когда есть испытания и вызовы в жизни. Когда начинаешь думать :»Господи, ну почему так все тяжело? А ведь у людей все по-другому!»

Кульминацией этих мыслей звучат следующие слова:

13 так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои, Это и есть то главное сомнение, разрешить которое ему помогла встреча с Богом.

14 и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро?

(RST Псалтирь 72:13,14)

Асаф признается в охватившем его сомнении, которого не избегли многие уповавшие на Бога до и после него: если Господь дает процветать нечестивцам и попускает страдания праведным, то не напрасно ли он старался очистить сердце свое от злых помыслов и не совершать злых дел («омывать в невинности руки свои)? Не напрасно ли он постоянно обличал себя и тем причинял себе боль (подвергал себя ранам)?

Другими словами — неужели ученичество стоит этого? Неужели ради этой борьбы я здесь?

Но потом автор останавливает себя, в своих мыслях и своих рассуждениях:

15 [Но] если бы я сказал: «буду рассуждать так», — то я виновен был бы пред родом сынов Твоих.

(RST Псалтирь 72:15)

Словно он сам себе говорит: «Стоп! Это опасная черта! Так думать это грех. Я не позволю думать себе подобным образом».

Но даже после этого, автор не может найти сам себе объяснения. Он откровенно сознается в том, что он «что-то не понимает»:

16 И думал я, как бы уразуметь это, но это трудно было в глазах моих, (RST Псалтирь 72:16)

 И далее вмешивается Бог. Он приоткрывает занавесу действий и показывает «другую сторону» —  конец, финал этого пути (может быть Бог показал ему то, что показал Иоанну в книге Откровения?):

17 доколе не вошел я во святилище Божие и не уразумел конца их.

(RST Псалтирь 72:17)

Колебания оставили псалмопевца, когда он однажды вошел… во святилище . Представляется, что в тот раз он вознес у жертвенника молитву, на которую получил ответ, и открылись его глаза на истинную судьбу тех, кто не боятся Бога. Он вдруг уразумел, что ненадежны («скользки») пути их, и Господь внезапно низвергает их в пропасти, и благоденствие их скоропреходяще, как сновидение…

Мы знаем финал людей. И хотя мы понимаем это только верой (и разумом), порой сложно понимать сердцем. Пожалуй, только на небесах мы сможем оценить в полной мере Спасение и Тот Путь, который Бог дал нам и осознать разницу между Спасенными и Неспасенными.

Потом автор говорит о своем духовном состоянии, в котором он рассуждал так:

21 Когда кипело сердце мое, и терзалась внутренность моя,

22 тогда я был невежда и не разумел; как скот был я пред Тобою.

(RST Псалтирь 72:21,22)

Это правда, точное сравнение! Когда я «не в контакте» с Духом, с Богом, я словно скот. Я движим инстинктами, чувствами, гормонами, обидами, грехом… чем угодно, но не Богом. Я словно скот, не человек.

Асафу понял и эту не менее важную вещь: он понял, что, лишь будучи «невеждой», мог усомниться в правоте Божиих решений и дел; когда сердце его кипело от возмущения, а душа – терзалась, он был… пред Богом, как скот, не способный мыслить. И теперь он утешается сознанием, что, хоть и «поскользнулся», но, в сущности, всегда оставался с Богом, Который держит его за правую руку (ст. 21–23) и подает ему советы, к которым он прислушивается.

И далее автор произносит фразу, которую я считаю ключевой в этом Псалме…

23 Но я всегда с Тобою… (RST Псалтирь 72:23)

Чем она замечательна? Есть много фраз, где говорится о том, что Бог с нами. Но это редкая фраза в Писании, где человек берет на себя смелость так сказать: «я всегда с Тобою». ВСЕГДА. Очень сильное заявление! Позвольте! Но до этого он же говорил про скот и прочее!

Думая об этом, я понял, что я не смог бы так сказать. Конечно, я знаю то, что Бог любит нас безусловно. Что я спасен по благодати. Что отношение к Богу не меняется ко мне никогда. Евангелие, это что делает мое сердце свободным.

Но не всегда я могу сказать, что «я с Богом». Даже напротив, я могу сказать, что «тогда -то я был без Бога». Например, когда грешил. Да, Бог был со мной, но Я БЫЛ БЕЗ БОГА.

Тут же автор говорит даже не то, что «Бог всегда со мной», а «я ВСЕГДА с Тобою»… Откуда такая уверенность?! Или же это самоуверенность? Имел ли право он так говорить или же это фраза сказана им в заносчивости и гордыне?

Но мы знаем, что в Писание каждое слово имеет смысл и не попало туда напрасно. Секрет в продолжении этой фразы:

…Ты держишь меня за правую руку;

(RST Псалтирь 72:23)

Вот в чем дело! Бог держит меня за правую руку…

Все дело в Боге, а не во мне! Это Он держит меня за руку и потому я могу сказать — «я ВСЕГДА с Тобою!»

Пример про собаку на поводке…

Это очень похоже на меня с Богом. Я могу сделать глупые решения, поступки, но слава Богу (!) Он держит меня крепко за руку. И никуда меня не отпустит!

Это дает такую невероятную уверенность в спасении и в том, что в любую минуту я с Богом (даже тогда, когда я слаб и моя духовность не в лучшем виде).

По этой причине псалмопевец говорит:

26 Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек.

(RST Псалтирь 72:26)

В других переводах библии сказано: «Моя плоть и мое сердце может ослабеть, но Бог твердыня сердца моего…»

Т.е. все дело не в нас. Все дело в Боге, в Его верности и Силе. Без Бога я «только скот». Я даже не человек. Спасибо Богу, что Он держит меня, ведет меня и руководит меня советом и в конце концов примет на Небеса:

24 Ты руководишь меня советом Твоим и потом примешь меня в славу.

(RST Псалтирь 72:24)

Но по прежнему у меня есть выбор. Все дело в том, что Бог не держит нас на цепи (как я держу свою собаку). Это не принцип Бога У меня есть выбор — взять Бога за руку или же отпустить.

…я понял одну вещь, что Бог не Всемогущ (простите, это не ересь).

Т.е. Бог может дать благословления и забрать его. Бог может дать мне силы. Бог может совершить любое чудо. Бог может даже нереальные вещи.  Но одну вещь Бог не может — заставить нас любить Его. Он не будет над нами совершать манипуляции. Сердце наше свободно. Отдать Его Богу или же нет. И даже если это так, Бог никогда человека не заставит это сделать.

Тут этот человек решил для себя твердо:

25 Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле.

26 Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек.

(RST Псалтирь 72:25,26)

Бог — единственное чего я желаю ЗДЕСЬ и ТАМ. Кроме Бога мне больше ничего не нужно! И здесь на земле у людей может быть все : здоровье, финансы, успех, слава… Но у них нет того, что есть у меня — Бог. Потому я счастлив и невероятно богат.

Асаф провозглашает, что, кроме Бога, нет ничего по–настоящему желанного для него ни на небе, ни на земле (ст. 25). Пусть он страдает физически и душевно (ст. 26: Изнемогает плоть моя и сердце мое), лишь в Боге, с Которым он неразлучен (Бог… часть моя вовек) черпает он поддержку и силы (Он твердыня сердца моего). В Нем – духовное богатство псалмопевца, которое намного ценнее того материального благосостояния, которым наслаждаются многие нечестивцы, ибо его богатство вечно.

Выбор всегда за нами. К сожалению даже «ученики» могут сделать ужасный выбор — отпустить руку Бога:

27 Ибо вот, удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого отступающего от Тебя.

(RST Псалтирь 72:27)

Но автор не в иллюзиях. Оставить Бога — это как сделать выстрел из пистолета в собстенное сердце. Это духовное самоубийство. Это как отказаться дышать. Без Бога нет жизни. Нет ничего. Есть только иллюзии.

А потому автор заканчивает свой Псалом очень твердо и убежденно:

28 А мне благо приближаться к Богу! На Господа Бога я возложил упование мое, чтобы возвещать все дела Твои.

(RST Псалтирь 72:28)

Благо — это не слово «надо». Я хочу, я желаю, я люблю. Я люблю и хочу быть близким с Богом. Я решил для себя быть с Ним. Другой мне жизни и судьбы не надо и я хочу чтобы все об этом знали, чтобы «возвещать все дела Твои!

Теперь он не сомневается в этом, как и в том, что «удаляющиеся от Бога» обречены на гибель. Как истинное благо для себя воспринимает Асаф свое стремление к Богу и упование на Него.

Так было всегда: близость к Господу помогала и помогает верующим правильно соразмерять ценность материального и духовного и остерегаться чрезмерного увлечения «материальным», чтобы «не отступить от Бога».

© 2012, Уфимская церковь Христа. Все права защищены. При копировании материалов сайта ссылка на данный источник обязательна.

В закладки!
Уфимская церковь Христа ©
наша жизнь